Machon Hasharon - Russian

Д-р Марк Ройтман

Д-р Марк Ройтман

Психиатр, психотерапевт,

сексопатолог, гипнотерапевт

 

Вопрос:

 

Уважаемый доктор Ройтман! С интересом читаю ваши ответы на письма читателей. Ваши советы кажутся мне одновременно мудрыми и практичными. Я уверена, что они помогают людям разобраться в сложных жизненных ситуациях.

 

Я тоже нуждаюсь в вашем совете. Мой вопрос касается моей интимной жизни. Я долго сомневалась, но, в конце концов, решилась вам написать. Надеюсь, мое письмо вас не шокирует.

Мне 31 год, я работаю секретарем в крупной фирме. Живу вместе с мамой. У меня уже несколько лет не было мужчины. Я немного полная, но очень сексуальная. Я все время думаю о сексе и, постоянно возбуждена.

 

Все свободное время я провожу за компьютером, в Интернете, преимущественно на сайтах знакомств. На них я веду переписку с парнями и мужчинами зрелого возраста.

 

Разговоры о сексе и сам виртуальный секс очень возбуждают меня. Я могу мастурбировать часами и получаю мощные множественные оргазмы, особенно когда мужчины разговаривают со мной грубо и обзывают меня разными именами.

 

У меня дома целая коллекция различных вибраторов и других приспособлений. Мама не знает о моих занятиях, так как я прячу свои игрушки в шкаф и ключ всегда при мне, но я думаю, что она догадывается. Во время виртуального секса я буквально вою от удовольствия и мама, наверное, просыпается. Иногда она спрашивает, когда, наконец, я познакомлюсь с хорошим парнем.

 

Обычно, мужчины, с которыми я занимаюсь виртуальным сексом, пытаются убедить меня встретиться. До сих пор я на это не решалась.

 

Несколько месяцев назад я познакомилась в Интернете с мужчиной, который очень заинтересовал меня. Ему 46 лет, он разведен, остроумен в общении. В конце концов, он убедил меня, что мы должны встретиться.

 

Все то время, что мы вели переписку через Интернет, я была уверена: он влюблен в меня. Я надеялась что, наконец, нашла мужчину, который мне нужен. Но все складывается как-то странно. Об этом - я и хочу с вами посоветоваться.

 

Во-первых, мы встречаемся только тогда, когда он этого хочет. Он никогда не звонит мне просто так, никогда не говорит, что любит меня. Он еще ни разу не принес мне цветы и не пригласил в кафе.  

 

Он недвусмысленно заявил, что не собирается жениться на мне и вообще для него нет большего наслаждения, чем наслаждение свободой. Более того - я точно знаю, что он встречается еще с несколькими женщинами.

 

Наши встречи проходят таким образом. Он звонит и спрашивает, не хочу ли я приехать. Я тут же все бросаю и лечу к нему. Но вот я добираюсь до его дома, вхожу, и он сразу набрасывается на меня, никогда не предложит мне попить, не спрашивает, как я доехала, как вообще у меня дела.

 

Он меня даже не целует! Он овладевает мною сильно и грубо, не произнося при этом ни слова. Если ему хочется, он делает мне больно и вертит, как ему вздумается, не спрашивая моего согласия.

 

После того как все кончается, я его перестаю интересовать. Он начинает говорить, что торопится, что у него есть дела или, что ему рано вставать, в общем, находит любую причину, только бы выпроводить меня.

 

Уважаемый доктор Ройтман! Представьте себе, что, несмотря на все унижение и боль, я получаю огромное удовольствие от секса с ним. Я могу даже сказать, что никогда и ни с кем раньше мне не было так хорошо. Я словно загипнотизирована им - делаю все, что ему нравится, и дрожу от страха, как бы он меня не бросил.

 

На прошлой неделе, например, мы договорились встретиться в пятницу. Когда я приехала, то долго звонила в дверь. Тогда вышла соседка и, не без злорадства, сообщила, что мой друг уехал со своей девушкой на выходные за границу. Мне он даже не сообщил об отмене свидания! Я просто горела от негодования, собиралась все высказать ему, но вот он вернулся - и мы встретились, как будто ничего не произошло.

 

Доктор, как понимать его поведение? Если он не любит меня, то почему всякий раз возвращается ко мне? И что мне делать с ощущением, что у этой связи нет будущего? Стоит ли продолжать встречаться с ним?

 

Лариса

 

Ответ:

dr. Roitman

 

Отвечает Марк Ройтман,
психиатр и психотерапевт

 

Здравствуйте, уважаемая Лариса! Судя по вашему письму, у ваших отношений действительно нет будущего. Но вместе с тем ясно, что вы оба получаете от них удовольствие. Возможно, ваша связь удовлетворяет определенные потребности, которые есть у вас обоих, - как сексуальные, так и душевные.

 

Я весьма сомневаюсь в успехе "перевоспитания" и превращения вашего партнера в тонкого, заботливого и нежного человека. Мне кажется, что как только ваша связь станет помехой серьезным жизненным планам - его или вашим - она прекратится сама собой.

 

Что же делать пока? Если вы хотите продолжать наслаждаться сексом в такой форме, то можете позволить себе это. Но если подобные отношения мучают вас, если они вступают в противоречие с вашим желанием создать нормальную семью и устроить свою женскую судьбу, обратитесь за очной консультацией к психотерапевту.

 

1999-2003

 

Все права сохранены за Институтом "А-Шарон".

 

 

Вопрос:

 

Здравствуйте, доктор Ройтман! Я очень нуждаюсь в вашем профессиональном совете.

 

Мне 38 лет. Пять лет назад я родила второго ребенка и с тех пор очень изменилась. Я все время очень раздражена, мне тяжело сосредоточиться на каком-то занятии, и я постоянно испытываю потребность, есть сладости. Кроме того, я все время чувствую себя усталой и по многу часов сплю. Все это отражается на моей работе и семейной жизни.

 

Я работаю продавщицей в магазине. На рабочем месте чувствую себя рассеянной, раздраженной и с трудом дожидаюсь того момента, когда можно, наконец, пойти домой.

 

В квартире у меня всегда царит беспорядок. Мне нелегко в этом признаться, так как до родов, я была примерной хозяйкой. Теперь, у меня нет ни сил, ни желания приводить дом в порядок.

 

Мне даже не хочется выходить из дому, чтобы немного отвлечься и улучшить свое настроение.

 

За последние пять лет я прибавила в весе 15кг. Это - главная причина того, что я избегаю близости с мужем. Одна мысль о том, что он увидит все эти скопления жира на моем теле, убивает во мне всякое желание заниматься с ним сексом.

 

Одним словом, в последние пять лет я сама не своя, жизнь моя пошла под откос, и я сомневаюсь, можно ли изменить ее к лучшему.

 

Недавно я побывала у семейного врача в поликлинике и попросила его совета, как справиться с плохим настроением. Доктор порекомендовал мне начать принимать лекарства от депрессии - "легкие антидепрессанты", как он выразился.

 

Я не согласилась, потому что, во-первых, не считаю себя больной, а во-вторых, боюсь привыкнуть к этим таблеткам. А что думаете по этому поводу вы?

 

Ответ:

dr. Roitman

 

Отвечает Марк Ройтман,
психиатр и психотерапевт

 

Здравствуйте, уважаемая Д. В.!


У многих людей слово "депрессия" ассоциируется с тяжелыми психиатрическими заболеваниями, длительной госпитализацией, сильнодействующими лекарствами с тяжелыми побочными явлениями, к которым привыкают, как к наркотикам.

 

На самом деле, депрессивные состояния той или иной степени тяжести случаются у 15-20 процентов населения. Еще 20 процентов страдают различными тревожными состояниями с более или менее выраженными симптомами депрессии.

 

Только маленький процент людей, страдающих очень тяжелой депрессией, с мыслями или попытками самоубийства - нуждаются в короткой госпитализации.

 

Большинству людей, страдающим от симптомов депрессии, никогда не потребуется госпитализация. В большинстве случаев, они, как и вы, продолжают работать, учиться, вести домашнее хозяйство.

 

Проблема в том, что человек, болеющий даже легкой депрессией – сильно страдает, в основном от различных физических симптомов. Пессимизм, плохое настроение, ощущение беспокойства, страхи, могут сопровождать такие физические симптомы, как пониженная энергия, нарушения концентрации, сна и аппетита.

 

Симптомы, которые вы описываете – раздражительность, сонливость, трудность сконцентрироваться, повышенный аппетит, особенно к сладостям, отсутствие энергии, низкая самооценка, отвращение к своему телу и пониженное половое влечение, говорят о том, что вы страдаете так называемой нетипичной депрессией.

 

То, что она называется нетипичной, не значит, что она редко встречается. Просто у большей части страдающих депрессией - нарушения сна и аппетита проявляются в бессоннице и снижении аппетита.

 

Постоянные физические и душевные страдания, даже если и не укладывают человека в постель и не приводят к полной потере трудоспособности, резко ухудшают качество его жизни.

 

Часто человек замыкается в себе, сокращает общение с друзьями, отказывает себе в различных удовольствиях, как бы экономя силы для следующего рабочего дня.

 

Результатом этого могут быть испорченные отношения с супругами, семьей, друзьями, пониженная производительность труда, и, в конце концов, увольнение с работы.

 

Главными жертвами депрессии родителей – являются дети. У депрессивной мамы не хватает энергии и настроения для занятия ребенком. Ребенок ее раздражает. Вместо взгляда восхищения, так важного для нормального психического развития ребенка, он видит грустную, раздражительную, запрещающую и наказывающую маму.

 

Современная медицина рассматривает депрессию как состояние, вызванное генетическим предрасположением, а также стрессом, внутренними и межличностными конфликтами в прошлом и в настоящем.

 

Все эти факторы влияют на биологические структуры в организме человека, конечным результатом чего - является клиническая картина депрессии.

 

Вы не пишите об этом в своем письме, но обычно, страдающие депрессией обвиняют себя в своем состоянии, требуют от себя справиться с физической и душевной болью без чьей либо помощи, и поэтому, могут годами не обращаться к врачу.

 

Результатом этого, кроме страданий, которые я уже описал, могут быть нереализованная жизнь, утраченные надежды, испорченные отношения, грустные дети, подверженные самым различным психическим нарушениям.

 

Все это особенно обидно, потому, что существует эффективное лекарственное и психотерапевтическое лечение депрессивных состояний. Страдания, продолжавшиеся годами, можно устранить за несколько недель.

 

Антидепрессанты – лекарства, которыми лечат депрессию – не вызывают зависимости. Побочные явления их минимальны, появляются не у всех и если появляются - быстро исчезают.

 

Наиболее эффективна - комбинация психотерапии с лекарственным лечением. Психотерапия, как и лекарственная терапия, восстанавливает биохимическое равновесие нервной системы. Вместе они способствуют исчезновению физических симптомов, улучшению межличностных отношений, возвращают энергию и радость жизни.

 

Надеюсь, что прочитав мой ответ на ваше письмо, вы найдете в себе силы, не теряя драгоценного времени вашей жизни, для вашего собственного блага и для блага ваших детей, обратиться за помощью к психиатру-психотерапевту.

 

1999-2003

 

Все права сохранены за Институтом "А-Шарон".

 

Пятница, 03 Май 2013 07:10

Паранойя в коллективе

 

Вопрос:

 

Я руковожу группой инженеров и программистов в крупной фирме высоких технологий. Мы все тяжело работаем и требования от нас очень высокие.

 

Несколько дней назад, одна из программисток, тоже репатриантка из России, устроила мне очень неприятную сцену. Она меня обвинила в том, что я за ней слежу, докладываю о ней начальству, готовлю заговор с другими работниками против нее, делаю все, чтобы она уволилась с работы.

 

Я была просто вне себя от обиды, проплакала пол ночи, но так и не нашла выхода из положения. Мне кажется, что речь идет о серьезных психических нарушениях, и она нуждается в консультации психиатра. Посоветуйте, как себя вести в сложившейся ситуации.

 

Ответ:

dr. Roitman

 

Отвечает Марк Ройтман,
психиатр и психотерапевт

 

Вполне возможно что сложившаяся между вами и вашей подчиненной ситуация не так уж проста. Конечно, не исключена возможность, что программистка, устроившая вам скандал, психически неуравновешенна и даже болезненно подозрительна. Возможно также, что ее обвинения абсолютно беспочвенны.

 

Вместе с тем, важно помнить, что психическое равновесие сотрудников во многом зависит от психологического климата в коллективе.

 

Различные факторы влияют на психологический климат в коллективах и в организациях. Среди них: место и взаимодействия вашей группы с вышестоящими инстанциями, конкурирующими и подчиняющимися вам группами, если такие существуют.

 

Огромное влияние на психологический климат коллектива оказывает строение личности руководителя. Личности руководителя и всех членов коллектива формируются во взаимодействии генетических факторов, отношений в семьях каждого члена коллектива, влияния среды, в которой каждый член коллектива рос и воспитывался.

 

Взаимодействие всех этих организационных, личных и многих других факторов и определяет психологический климат коллектива.

 

В тех случаях, когда отношения в коллективе построены на подозрительности, несправедливом распределении нагрузки и поощрений, либо скрытности и нечестной конкуренции, то существует опасность, что у некоторых членов коллектива, особенно таких, которые по своей природе склонны к подозрительности, или у находящихся на особо конфликтных или неопределенных должностях в организации, разовьются параноидные состояния.

 

В подобной атмосфере, даже если вы на самом деле не следили за вашей подчиненной и не докладывали о ней начальству, ее реакция, даже если преувеличенная, отражает психологическую обстановку, по крайней мере, в вашей группе, а может быть, и во всей фирме.

 

Не секрет, что на сегодняшний день во многих организациях и фирмах существует контроль над использованием Интернета, а также установлены видеокамеры для эффективного наблюдения за производственным процессом.

 

Если руководство не обсуждает подобные меры с коллективом, создается атмосфера неуверенности, недоверия и подозрительности.

 

Как видите, тема, которую вы затронули, совсем не проста. Психиатры шутят: "То, что я параноик, не значит, что за мной не следят".

 

Профессиональная консультация, берущая в расчет, как клиническое состояние отдельных членов коллектива, так и динамику взаимодействия различных составных частей организации может указать путь к решению проблемы.

 

1999 - 2003

 

Все права сохранены за Институтом "А-Шарон"

 

Пятница, 03 Май 2013 07:03

Воспитание по переписке

 

Вопрос:

 

Уважаемый доктор Ройтман!
Посылаю вам письмо, которое я написала несколько месяцев назад своей дочери. Она живёт отдельно, видимся через день и по несколько раз в день говорим по телефону.

 

В этом письме, я написала дочери все, что думаю о ней и о наших с ней отношениях, но до сих пор не могла высказать в прямой беседе. Это письмо я ей отправила по почте. Уверена, что она его получила, хотя ни словом об этом не обмолвилась.

 

Недавно у нас с ней снова произошла ссора на ту же тему - о её профессиональном будущем. И вот уже неделю мы не разговариваем.

 

Я, конечно, не собираюсь становиться в обиженную позу, и найду повод первой ей позвонить. Мне понятно, что ссорится она не со мной, а с самой собой. И вот это больше всего меня тревожит.

 

Наверняка этот вопрос мучает не меня одну. Сколько наших деток, ради которых мы приехали, не нашли своё место. Мне трудно понять отношение молодёжи в Израиле к образованию и выбору профессии.

 

Мы решили этот вопрос прямо после школы. Что происходит? Многие друзья моей дочери, которым уже больше 25 лет, зарабатывают на жизнь, но профессии как таковой не имеют.

 

Так хочется ей помочь, но видимо, я что-то делаю не так. А как надо? Кто знает, подскажите.

 

С уважением, Ф.А., Тель-Авив

 

Привет!
Надеюсь, ты сегодня белый и пушистый? во всяком случае, не колючий. Не думай, что у твоей мамашки поехала крыша: видимся каждый день, зачем писать?!

 

Видишь ли, разговоры, которые ты считаешь занудством, слушать и впрямь тоскливо, и выслушиваешь ты меня, как ты говоришь, только из приличия. Читать же можно с любым выражением лица и даже высказываться вслух. Полная свобода самовыражения!

 

Я веду про себя разговоры с тобой постоянно. Нет для матери более близкого и родного человека, чем взрослая дочь. Обратное не обязательно, но я надеюсь, что ты мне доверяешь, коль скоро разрешаешь давать тебе советы, когда они, по твоему мнению, нужны.

 

Так вот, то, что я пишу сейчас, даже не совет, а мой взгляд на твою израильскую жизнь. Ты можешь принять его на половину, на четверть, вообще не принять. Это - информация о моих мыслях к твоему размышлению.

 

В последнее наше "выяснение отношений" ты сказала, что родители должны принимать и уважать любое решение детей. Я согласна, что мы вынуждены ПРИНИМАТЬ любое твоё решение, относительно УВАЖАТЬ - не всякое, это уже зависит от нашей личной оценки твоих решений. Я пишу сейчас не про уважение, а про то, что можно считать настоящим решением.

 

Ты родилась, когда мама с папой захотели иметь ребёнка. Ты пошла в школу, на плавание, музыку, на теннис и всё прочее, когда мама и папа тебя туда отвели. Ты поступила в институт, потому что там, где мы жили раньше, так полагалось детям из интеллигентной семьи.

 

Наконец, ты приехала в Израиль потому, что так решили взрослые. Такая зависимость, можно сказать, несправедливая по отношению к личности, но естественная до определённого возраста.

 

В Израиле тебе пришлось очень нелегко. Теперь я отчётливо понимаю, что мы многое упустили. Когда надо было, не помогли, не посоветовали, не поняли, наконец, не настояли, потому, что сами были в разобранном состоянии.

 

Видишь ли, когда что-то хочется или не хочется делать, найти железные доводы не трудно. По себе знаю. Я тебе не рассказывала, но год после окончания школы я ничего не делала. Не училась и не работала. Собиралась поступать в университет, но не собралась.

 

Моя мама считала, что надо овладеть ремеслом, а филология - не профессия. Литературу и так нужно знать интеллигентному человеку.

 

Как бы то ни было, но твоя бабушка позволила мне пробездельничать целый год, вероятно, я нашла железные "аргументы", а она их "приняла".

 

Сейчас, когда пытаюсь вспомнить, как прошёл тот год, я понимаю, что время ушло зря. Это был юношеский каприз, понимания он, может быть, и заслуживал, но не уважения. 

 

Ответ:

dr. Roitman

 

Отвечает Марк Ройтман,
психиатр и психотерапевт

 

Уважаемая Ф.А., благодарю вас за столь откровенное и, поистине, универсальное письмо. Крик вашей души звучит в унисон с криком десятков и сотен родителей, с окровавленным сердцем переживающих за судьбы своих взрослеющих детей.

 

Этап развития, в котором находится ваша дочь - действительно критический и ее отношения с родителями в этот период могут повлиять на все ее будущее развитие.

 

Вместо того чтобы читать вам длинную лекцию об отношениях с взрослыми детьми, я выберу определенные места из вашего письма, которые мне кажутся наиболее отражающими вашу ситуацию и универсальными для родителей и детей, проходящих ту же фазу развития и попробую высказать свои мысли на эти темы.

 

И так:...

 

Ф.А.: "Она живет отдельно, видимся мы через день и по несколько раз в день говорим по телефону".

 

Др. Р. - Я себе представляю, что ваша дочь 22-25 лет в своем стремлении к независимости и самостоятельности решила выйти из родительского дома и снять квартиру отдельно или с друзьями. Я думаю, что шаг этот был непростым ни для нее, ни для вас.

 

Если вы продолжаете видеться через день, говорить ежедневно по несколько раз по телефону можно предположить, что она по несколько раз в день слышит от вас вопросы типа: "Ну, как дела?", "Где ты?", "Что ты сейчас делаешь?", "Как на работе?", "Где ты была сегодня?", "Ты уже говорила с...?", "Ты уже позвонила...?" и к концу: "Ты поела? " и конечно: " Когда ты придешь к нам?".

 

Некоторые родители еще нагружают своих детей пакетами с продуктами и готовой пищей при каждом их визите. Если это картина ваших отношений с дочерью и интенсивность ваших забот и вопросов не уменьшается со временем, то шаг вашей дочери к независимости и самостоятельности не увенчался успехом. "Революция" успешно подавлена.

 

Далее:

 

Ф.А.: "Мне понятно, что ссорится она не со мной, а с самой собой".

 

Др. Р. - Это не так просто и однозначно. Она ссорится и с вами, по крайней мере, пока вы живы, и с вашим образом, глубоко внедрившемся в ее психику. Когда вас не будет, останется только ваш образ в ее душе, с которым она будет продолжать диалоги всю свою жизнь.

 

Как-то, когда я по привычке, спросил своего сына-третьекурсника теми же словами, которыми мой отец спрашивал меня в третьем классе: "Есть оценки? ". Сын мне ответил: "Папа, я думаю, что когда я буду приходить проведать тебя на кладбище, я из-под земли буду слышать твое "Есть оценки?". Настолько сильно воздействие отношения родителей на психику детей!

 

Пока родители живы, гораздо легче исправить отношения ребенка с внутренними образами родителей.

 

Ф.А. "Наверное, этот вопрос мучает не меня одну".

 

Др. Р. - Совершенно верно, фаза развития, которую вы проходите с вашей дочерью, универсальна. Завершение её - индивидуально и зависит от множества факторов в каждой отдельной семье.

 

Ф.А.: " Мне трудно понять отношение молодежи в Израиле к образованию, выбору профессии".

 

Др. Р. – Наконец-то вы признаетесь, что вам трудно что-то понять. А вопрос действительно сложный. Речь идет о выборе пути в жизни. Молодежь относится к этому выбору с большой осторожностью.

 

При наличии огромного количества вариантов, разного рода информации, молодежь долго присматривается, хочет все попробовать, не желает принять на себя обязательств, которые ограничат их свободу выбора и заставят продолжать всю жизнь заниматься нелюбимым делом.

 

Отсюда долгие и мучительные выборы, скачки с факультета на факультет, попытки обойти трудности и начать сразу зарабатывать. Родители в этом процессе должны проявить понимание к серьёзности поисков молодого человека. Критика, обвинения в несерьёзности, лени нарушают процесс выбора, приводят к крайним и необдуманным решениям.

 

Ф.А.: "Мы решили этот вопрос прямо после школы...

 

Др. Р. - Прямо таки, вы решили! В 16-17 то лет? При той системе, в которой мы с вами жили с её ограниченным и, обычно, бесповоротным выбором, когда обстоятельства и родители решали будущее, фактически, ещё мало чего понимающих детей.

 

Оглянитесь по сторонам. Сколько неудовлетворённых жизнью врачей, музыкантов, инженеров - бывших "замученных" родителями подростков, вы увидите вокруг себя.

 

Я не хочу сказать, что свобода выбора обещает полное удовлетворение жизнью, но, по крайней мере, ответственность за свой выбор возбуждает в молодом человеке амбицию к достижению цели вместо сопротивления или вялого согласия с решением родителей.

 

Ф.А.: " Не думай, что у твоей мамашки поехала крыша...

 

Др. Р. - Если не поехала, то, по крайней мере, зашаталась. Посудите сами дорогая Ф.А.

 

Ф.А.: " Ты родилась, когда мама с папой захотели иметь ребёнка. Ты пошла в школу, на плавание, музыку, теннис и всё прочее, когда мама и папа тебя туда отдали, ты пошла в институт, потому что там, где мы жили раньше, так полагалось детям из интеллигентной семьи. Наконец, ты приехала в Израиль потому, что так решили взрослые. Такая зависимость естественна до определённого возраста.

 

Др. Р. - Вот именно, до определённого возраста! А вы разогнались. Ещё только осталось: теперь мы тебе выберем факультет, выдадим замуж, воспитаем твоих детей и т.д.

 

Очень важно для родителей, осознавать и быть чувствительными к процессу взросления ребёнка, и давать ему возможность, по мере его взросления, принимать всё более и более серьёзные решения, выполнять всё более и более сложные задачи. Заботливые родители при этом могут со стороны наблюдать, поддерживать, подсказывать, если ребенок того просит.

 

Этот процесс напоминает мне кадры из фильма о поведении животных. Мать олениха отходит метров на 10 от своего новорожденного оленёнка, тем самым, заставляя его самостоятельно встать на ноги и дотопать до маминого соска.

 

Львица наблюдает со стороны, как львёнок добивает, ещё сопротивляющуюся добычу, тем самым, учась охотиться самостоятельно.

 

Звери в природе приобретают эту мудрость естественным путём, а вот человеку, давно изгнанному из природы, надо всему учиться заново...

 

Ф.А.: " Я веду про себя разговоры с тобой постоянно. Нет для матери более близкого и родного человека, чем взрослая дочь. Обратное необязательно".

 

Др. Р. - Как я уже говорил выше, ваша дочь тоже ведет с вами постоянный внутренний диалог и ваша прибавка: " ...обратное необязательно " - явно присутствует в нём как обвинение в неверности, неблагодарности, отсутствие взаимности.

 

Ф.А.: " В Израиле тебе пришлось очень нелегко. И теперь я отчётливо понимаю, что мы многое упустили. Когда надо было, не помогли, не посоветовали, не поняли, наконец, не настояли, потому что сами были в разобранном состоянии".

 

Др. Р. - Эмиграция, конечно дело нелёгкое, особенно для вашего поколения, но и тут - вы себя обвиняете в том, что не настояли. Всё те же мотивы: ребёнка надо переубедить, настоять, в конце концов, заставить. К чему это приводит, вы сами пишите в продолжение вашего письма.

 

Ф.А.: "По себе знаю. Я тебе не рассказывала, но год после окончания школы я ничего не делала, не училась и не работала. Собиралась поступать в университет, но не собралась. К тому же моя мама считала, что надо овладеть ремеслом, а филология - не профессия. Интеллигентный человек и так должен знать литературу!"

 

Др. Р. – Что же происходит? Вы делаете своей дочке, точно то, что ваша мама сделала вам, да еще удивляетесь, что ваша дочь реагирует точно так же, как вы отреагировали в её ситуации.

 

Я давно заметил, что дети мало реагируют на то, что мы им говорим, а улавливают нашу глубокую настоящую сущность. Так и ваша дочь уловила не только ваши нотации, фактически - внутренний голос вашей мамы, но и вашу на него реакцию, которую вы думали скрыть от неё.

 

Ф.А.: " ...год службы в армии выглядел логичным выходом и оправдывал твой уход в академический отпуск."

 

Др. Р. - Вот видите: "выглядел логичным". То есть для тебя дочка, а на самом деле, только я, твоя мама, знаю, что действительно логично.

 

Давайте задумаемся. Вы подходите к армии со своими советскими понятиями, что в армию идут те, кто не может учиться, опасаетесь дедовщины, разврата, просто потери времени, а ваша дочка всем своим существом чувствует, это её последняя возможность естественно влиться в израильскую среду, где все, уважающие себя молодые люди, получают "диплом" полноценного израильтянина.

 

Я это чувство знаю по себе. Когда из первых четырёх лет в стране, три я прослужил офицером в армии, я уже никогда не чувствовал себя чужим или второстепенным в израильском обществе.

 

Вы продолжаете:

 

Ф.А.: "Но в армию тебя не взяли. Согласись - это не было твоим решением".

 

Др. Р. - Вместо того, что бы поддержать дочь, утешить, вы её унижаете, как бы говоря ей: "Видишь, даже в армию тебя не взяли".

 

Я не знаю точной причины, но может быть, её не взяли из-за возраста. Может быть, если бы она призывалась вместе со своими сверстницами, с её данными, она была бы принята без всяких проблем.

 

Далее следует просто гениальный абзац:

 

Ф.А.: " Когда известная тебе моя подруга встала с кресла и покинула работу, ей более не интересную, это был очень рискованный шаг. Его не все поняли: при наличии семьи, ипотечной ссуды, трудностей с работой, бросить гарантированную зарплату?

 

Но она меняла обстоятельства своей жизни! Это было Её Решение. Вот за него я её уважаю! А то, что в 37 лет она заново поступила в университет, чтобы изучать то, что ей на самом деле интересно - этим я просто восхищаюсь!".

 

Др. Р. - Видите, в вас вновь заговорила бунтарская сторона вашей личности. Видите, как вы восхищаетесь человеком, который принял Своё Решение. Почему же вы не доверяете своей дочери, что она найдет Своё Решение.

 

Но тут же, вы отступаете в панике:

 

Ф.А. "Конечно, успеха можно достичь разными путями. Ты прекрасно знаешь, что совсем не снобизмом продиктованы мои "нотации" по поводу необходимости учиться и приобрести профессию. У тебя есть пример перед глазами, когда человек многому учился, но никем не стал. Что может быть хуже этого?"

 

Др. Р. - У меня есть маленькое подозрение, что вы говорите о себе.

 

Дело в том, что вы, очевидно, так и не приняли Своего Решения в жизни. Вы, то бунтовали против вашей сильной мамы, то полностью с ней отождествлялись.

 

Очевидно, так же как ваша мама не поняла, что вы живёте в другую эпоху и должны принять свои решения, так и вы не в состоянии дать вашей дочери свободу поиска путём проб, ошибок, исправления этих ошибок, новых поисков. Вы пишите:

 

Ф.А.: "Делая первый шаг, надо планировать десятый, сотый!"

 

Др. Р. - Оставьте, мамашка! Разве кто-то может спланировать сто шагов вперёд в современном, постоянно меняющемся мире?

 

Зачем же вы берётесь планировать жизнь своей дочке? Она будет вас обвинять в любой ошибке. Переведите её на хозрасчёт. Пусть планирует сама.

 

Вы ей можете подсказать, но не более. Тем более что у вас с ней примерно одинаковый опыт взрослой израильской жизни. Посмотрите, как вы амбивалентны, (сами себе противоречите) к каждому проявлению самостоятельности вашей дочери:

 

Ф.А.: "Не думай, что я не ценю твои успехи. Очень даже горжусь, когда вижу, как ты складно работаешь, и когда узнаю, что в тебе сразу видят серьёзного работника".

 

Др. Р. - Но тут же, вы её унижаете, сводите на нет все её успехи:

 

Ф.А.: "Однако, подумай, по большому счёту, глубоких профессиональных знаний у тебя нет, и формального образования - всего два года учёбы в двух разных университетах. Разве этого достаточно в жизни?"

 

Др. Р. - А может быть, проработав, ваша дочь будет точно знать, каких профессиональных знаний ей не хватает и пойдёт добывать эти знания, потому что они ей нужны, а не потому, что так было принято в интеллигентных семьях в стране, из которой вы уехали потому, что там что-то было не так.

 

Кстати, молодой человек, который складно работает, и в нем видят серьезного работника, скорее всего, будет и серьезным студентом.

 

Ф.А.: "Я понимаю, какие усилия нужны, чтобы побороть естественное желание плыть по течению и не менять рутину, но на это надо решиться!"

 

Др. Р. - По моему мнению, ваша дочь не плывёт по течению. Я думаю, что для неё плыть по течению - это исполнять ваши желания. Может быть, она плывёт против течения, что также не продуктивно, но выбрать свой маршрут вы ей явно мешаете.

 

И тут вы опять вспоминаете вашу "железную" маму:

 

Ф.А.: "Теперь я понимаю, что когда после трудного рабочего дня моя мама, твоя бабушка, вечерами ещё вышивала и шила..."

 

Др. Р. - И не уставала...

 

Ф.А. " ...всё время самого себя толкать в спину. Конечно, это очень нелегко делать. Я готова тебе помочь, только не знаю как".

 

Др. Р. - Это уж совсем золотые россыпи! По моей ассоциации человек, которого толкают в спину либо пассивно сопротивляется, либо падает обессиленный, либо... разворачивается и даёт в морду тому, кто его толкает. Но вы себя страхуете от "вооруженного восстания":

 

Ф.А.: "А когда у меня на себя не хватит сил, ты мне напомнишь об этом письме".

 

Др. Р. - Фраза сформулирована очень дипломатично. На простом языке я её понимаю так: "Если я, твоя мама, не преуспею в жизни, то виновата будешь ты, моя дорогая доченька".

 

Дорогая Ф.А. , я позволил себе воспользоваться вашим волнующим письмом как точкой опоры для того, чтобы выразить свои мысли на тему, с которой постоянно сталкиваюсь в своей клинике, работая как с родителями парней и девушек, так и с самими молодыми людьми, "сабрами" и новыми эмигрантами.

 

Поскольку вы и ваша дочь знакомы мне только из вашего письма, мои комментарии не должны быть приняты лично, а скорее как рассуждения на тему.

 

По вашему письму у меня сложилось представление о вас, как женщине сильной и высокоинтеллигентной. Поэтому я надеюсь, что мои комментарии дадут вам, как и другим читателям, столкнувшимся с подобными проблемами повод для размышления и обсуждения в кругу семьи.

 

1999-2003

 

Все права сохранены за Институтом "А-Шарон".

 

Вы здесь: Home Как лечим Д-р Марк Ройтман